Головна > Экономика > Развитие > Идем на Восток: риски и возможности для развития ритейла в Узбекистане
Идем на Восток: риски и возможности для развития ритейла в Узбекистане

Идем на Восток: риски и возможности для развития ритейла в Узбекистане

Многие украинские ритейлеры давно и успешно работают в странах СНГ, однако до сих пор обходили стороной одну из самых густонаселенных бывших союзных республик — Узбекистан. Есть ли перспективы для развития здесь ритейл-бизнеса?

Читайте українською

В последние годы все больше украинских ритейл-компаний пробуют свои силы на зарубежных рынках. Наиболее популярным направлением для международной экспансии за последние пять лет стала Польша. Закрепиться на рынке западного украинского соседа пытались Укрзолото, Золотой Век, Goldi, ЖЖУК, Львівська майстерня шоколаду и другие. С одной стороны, все логично: высокая покупательская способность, общая граница, схожие языки и элементы общей культуры. Однако за редкими исключениями нашим соотечественникам не удается закрепиться в этой стране. Почему так происходит, совсем недавно рассказал соучредитель Ассоциации ритейлеров Украины Андрей Жук в своей колонке для RAU.

В условиях жесткой конкуренции в Западной Европе, многие компании обращают свое внимание на рынки стран Средней Азии. И здесь существуют куда более успешные примеры экспансии. В свое время RAU уже писал об особенностях ритейла в Казахстане.

В этом материале рассматривается другой быстроразвивающийся рынок этого региона, в котором украинских ритейлеров пока нет – Узбекистан. Стенд этой страны на крупнейшей международной выставке ритейла и девелопмента MAPIC 2019 представляла группа компаний Orient – один из крупнейших в Узбекистане девелоперов коммерческой недвижимости, а также оператор целого ряда торговых сетей. Пользуясь случаем, представители RAU пообщались с топ-менеджментом компании и выяснили возможности развития ритейл-бизнеса в стране.

Большие возможности

Как рассказал RAU Роман Сайфулин, генеральный директор сети супермаркетов Makro, входящей в группу компаний Orient, пришедший к власти в 2016 году президент Узбекистана Шавкат Мирзиеев запустил институциональные и экономические реформы, чтобы открыть рынок страны и обеспечить будущий рост. И это уже дает свои результаты. «Узбекистан долгое время был закрытой страной. Основной проблемой для бизнеса было отсутствие свободной конвертации валюты. Эта преграда была устранена и рынок стал открытым для зарубежных инвестиций, а зарубежные ритейл-операторы активнее заходят в страну», — отметил Сайфулин.

Основатель компании IDNT Николай Чумак реализует несколько проектов в Узбекистане и говорит, что сейчас рынок ритейла в стране только зарождается. Значительную часть розничного сегмента по-прежнему занимают традиционные для страны восточные базары. «В Узбекистане действительно очень сильный институт рынков. На базарах покупают все: продукты, косметику, мебель, ковры. Даже в сегменте бытовой техники и электроники доля системных ритейлеров пока не велика — около 15%. Так что в стране есть большие возможности для роста современных форматов», — считает Чумак.

Похожая ситуация и в сегменте FMCG. К примеру, крупнейшая сеть продуктовых супермаркетов Makro насчитывает всего 57 магазинов. По оценкам Сайфулина, продовольственная современная розница сейчас составляет не более 5%.

Впрочем, топ-менеджер уверяет, что все торговые форматы его сети (гипермаркеты, супермаркеты, экспресс-маркеты и магазины у дома) являются успешными. «Помимо Makro, в столице работают еще два крупных продуктовых ритейлера, однако уровень конкуренции растет. Сейчас на рынок выходит французский Carrefour, который в Узбекистане будет представлять арабская компания, владеющая правами на развитие бренда в регионе», — добавил генеральный директор Makro.

Николай Чумак считает, что международные бренды, которые будут заходить в страну напрямую, могут рассчитывать на успех за счет большого опыта, отработанных стандартов и современных технологий.

Справка

  • Узбекистан расположен в центральной части Средней Азии и граничит с Киргизией, Казахстаном, Туркменией, Афганистаном и Таджикистаном;
  • Населения страны – 32,4 млн человек, чуть больше половины которого проживает в городах. В столице страны Ташкенте живет 2,4 млн человек;
  • Номинальный ВВП страны в 2018 году вырос на 5% — до более чем $50 млрд. При этом за последние семь лет совокупный среднегодовой темп роста ВВП Узбекистана составлял 7%. Государственный долг находится на довольно низком уровне – всего 35,6% от уровня ВВП; Внешнеторговый оборот страны составил $26,9 млрд из которых экспорт – $13,9 млрд, импорт – $13 млрд. Оборот розничной торговли на душу населения в Узбекистане — $635;
  • Инфляция в 2018 году была на уровне 17,9%, но по прогнозам ЕБРР будет находится в районе 10% в среднесрочной перспективе;
  • В феврале этого года страна продала первые долларовые бонды с доходностью 5,4% годовых;
  • Показатели Узбекистана в Doing Business от Всемирного банка исторически были довольно низкими, но значительно улучшились в последние годы: с 166-го места в 2012 году до 69-го в 2019-м;
  • В Узбекистане также активно развивается туризм. В 2018 году страну посетило 2,7 млн туристов, а уже по итогам 2019-го прогнозируется почти в два раза больше – 5,3 млн человек.

Международные операторы

Активно развиваются в стране fashion и food-операторы: уже присутствует ряд известных международных игроков. Только группа Orient развивает по франшизе около 20 брендов. Среди них Cacharel, Guess, LC Waikiki, Bata, Pimkie, Etam, Colin’s, Okaidi, Jacadi, U.S. Polo, Ives Rocher и другие.

Особенно успешным на рынке стал LC Waikiki, который в своих ТЦ компания развивает по франшизе. По словам Сайфулина, сейчас магазины бренда в стране занимают второе место по показателю продаж с квадратного метра среди стран СНГ, где представлен Waikiki. Любопытно, что в Узбекистане турки открывает не только франчайзинговые, но и собственные магазины. А вот Koton, который также в партнерстве развивала группа Orient, не прижился в стране, поэтому компания отказалась от этого проекта.

Также в Узбекистане открыты магазины Tommy Hilfiger, Oodji, Pandora, Calvin Klein, Levis, United Colors of Benetton, Lacoste, Mango, Timberland, Sportmaster, Gant, Rieker, Miniso, L’Occitane, Mi.

Из зарубежных фуд-операторов в стране уже работают KFC, Dunkin’Donats, Baskin Robins и Wendy’s, Paul, российская Шоколадница. «В то же время, у нас очень сильный локальный фуд-корт. Узбеки очень вкусно готовят, и при этом местные игроки работают в более привлекательном для потребителей ценовом сегменте. Даже KFC довольно сложно конкурировать с локальными операторами. В целом, фуд-корт можно заполнить местными сетями, которые работают в разных направлениях: есть пиццерии, бургерные, японские рестораны и т.д.», — уточняет Сайфулин.

По его прогнозам, в ближайшее время в стране активно будут развиваться сегменты «средний+» и премиум. Поэтому компания выводит на рынок популярные международные бренды Trussardi и Armani Exchange.

Может ли этот рынок быть привлекательным для украинских fashion-ритейлеров, успешно развивающихся за рубежом? Генеральный директор Intertop Ukraine Сергей Бадритдинов говорит, что страна с население почти 33 млн человек не может не вызывать интереса. Впрочем, сейчас у Intertop нет конкретных планов по развитию в Узбекистане. «Мы пока смотрим на экономическую и политическую ситуацию в стране», — отмечает Бадритдинов.

Впрочем, не исключено что в будущем важную роль в принятии положительного решения о выходе в Узбекистан сыграет успех компании в соседнем Казахстане. Сюда ритейлер вышел в 2006 году, а сейчас Intertop Центральная Азия объединяет уже 36 торговых точек под брендами Intertop, Geox, Timberland, Lee Wrangler, The North Face, Clarks, A|X, а также онлайн магазин intertop.kz. «Бизнес стабильно растет. В этом году открыли семь новых магазинов, в следующем планируем не меньше, потенциал для роста есть», — уверяет Бадритдинов.

Девелопмент ТРЦ

По словам Николая Чумака, сейчас сетевая розница в Узбекистане в большей мере работает в стрит-ритейле. «Однако в стране строится много торговых центров и в ближайшие 2-3 года будет наблюдаться отток из стрит-ритейла в ТРЦ», — уверен эксперт.

Один из крупнейших девелоперов коммерческой недвижимости в стране – The Tower Mall management group, входящий в группу Orient. Сейчас в управлении The Tower находится три действующих торговых центра в Ташкенте: ТРЦ Samarkand Darvoza арендной площадью 31 000 кв. м, ТЦ Compass с 20 000 GLA и ТЦ Eski Shahar, арендуемая площадь которого составляет около 9000 кв. м.

На стадии девелопмента находятся еще несколько крупных проектов. В частности, в 2020 году компания намерена ввести в эксплуатацию ТРЦ Riviera Mall с GLA более 20 00 кв. м, а в 2022-м – первый в стране объект регионального формата – ТРЦ Infinity.

В состав комплекса общей площадью свыше 190 000 кв. м войдет ТРЦ с GLA в 65 000 кв. м. Для реализации этого проекта компания выкупила территорию бывшего винзавода площадью 5,5 га в самом центре Ташкента. Инвестиции в проект с жилым домом составят порядка $72 млн.

Предполагается, что в общей сложности в ТРЦ разместится около 260 магазинов. Здесь будет присутствовать fashion-галерея с международными брендами, супермаркет Makro площадью 3300 кв. м, фитнесс-центр, обширная зона фуд-корта, 9-зальный кинотеатр, а также зона развлечений. «Реализация этого проекта также позволит выйти на рынок испанской группе Inditex и польской LPP, которые активно интересуются выходом, однако откладывают его из-за отсутствия подходящих для компаний локаций. Пока в Узбекистане наблюдается существенный дефицит качественной торговой недвижимости», — говорит Роман Сайфулин.

Страновые риски

Узбекистан не входит ни в ВТО, ни в Евразийский экономический союз и работает со всеми странами на паритетной основе. Однако, как признается Сайфулин, таможенное законодательство в стране все еще достаточно сложное, что влияет на себестоимость импортного товара на рынке.

Бизнесу из Украины также следует учитывать, что из-за российских санкций логистика в Узбекистан стала существенно дороже. Продукцию придется везти в обход РФ через Черное море, Грузию, Азербайджан и Каспий.

«Логистика – одна из наибольших сложностей в Узбекистане. Доставлять товары намного проще из Китая, чем из Украины. Нет и прямого авиасообщения. В итоге, чтобы поехать туда на два дня, нужно потратить четыре», — добавляет Николай Чумак из IDNT.

Еще одно значимое ограничение в стране, более актуальное для крупного бизнеса, — ограничение на покупку земли, которую в Узбекистане можно только арендовать. Это может стать препятствием для выхода таких компаний как, к примеру, Leroy Merlin, риск-менеджмент которого не позволяет заходить в страну без приобретения участков.

Стоит учитывать и тот факт, что Узбекистан – мусульманская, но в то же время светская страна. Каких-либо законодательных ограничений на торговлю, в том числе алкогольной и табачной продукцией, в стране нет, однако религиозные и культурные особенности потребителей обязательно следует учесть при планировании возможной экспансии.

В то же время, Николай Чумак обращает внимание на то, что 60% населения страны моложе 30 лет. «Узбекистан – молодая нация, а рождаемость здесь очень высокая – население увеличивается на полмиллиона каждый год. Страна очень активно развивается, поэтому, как на любом быстрорастущем рынке, здесь существуют большие риски и большие возможности», — резюмирует Чумак.

Читайте также — 

Переосмысление ритейла: как прошла выставка MAPIC 2019 (фоторепортаж)

Про автора
Виктор Нагорский

Deputy Chief Editor Ukrainian Retail Association

Все статьи от автора